Школа-студия «Фиалка»
Наши сорта
Природные виды

Природные виды

Дмитрий Кононов. Проблема сохранения диких видов сенполий.

Републикация статьи Д.Кононова из журнала "Сенполии и другие геснериевые", № 4"

Фото предоставил: проф. Джерард Эртель (Gerard D. Hertel).

Как известно, большинство сортов узамбарских фиалок выведено на основе природного вида - сенполии фиалкоцветной (Saintpaulia ionantha), являющейся одной из более чем двух десятков видов сенполий, произрастающих в Юго-Восточной Африке. Так сложилось, что благодаря своему обаянию, фиалки завоевали сердца очень многих людей на планете. Высокий спрос на растения помог наладить промышленное производство сенполий в развитых странах. Известно, что только Финляндия выращивает и продает один миллион экземпляров фиалок в год, включая экспорт. Более полувека в Америке существует могучая AVSA (The African Violet Society of America), общество, объединившее тысячи страстных коллекционеров и положившая пример к созданию подобных организаций в Канаде, Швеции и прочих странах. В мире регулярно проводятся выставки и аукционы сенполий, демонстрирующие мощь селекционной мысли и генотипа растения, подарившего миру более десяти тысяч сортов. Парадное шествие, одним словом. Как в такой ситуации объяснить феноменальную незаинтересованность коллекционеров и цветоводов-промышленников судьбой диких сородичей своего объекта поклонения и прибыли? Немногочисленные экологи-энтузиасты, пропагандирующие спасение африканских «дикарей» от полного уничтожения не могут найти ответ на этот вопрос...

Профессор Джерард Эртель (Gerard D. Hertel), эколог, обративший внимание общественности на проблему сохранения диких видов сенполий в естественной среде обитания.
 
Природные виды сенполий.

Природные виды в культуре нравятся многим. Особенно они завораживают искушенных, видавших виды коллекционеров, подуставших от флэшинга суперсортов или тех, кто загорелся идеей приручить трогательных «дикарей», воспитать их, попытавшись укротить природные капризы. И если при виде скромных, но обалденно прекрасных и непривычных взгляду розеток и возникает мысль: «А каково им там, в Африке?», то тут же приходит вполне логичный ответ: «Нормально, наверное, а как еще..., в джунглях, да еще в горах». Реальная ситуация свидетельствует об обратном. Природный ареал около половины видов рода сенполия приурочен к Восточным Узамбарам – горному хребту в провинциях Танга и Амани на северо-востоке государства Танзания (восточная Африка). Эти виды обитают под покровом горных тропических лесов, в расселинах скал и камней, часто в оврагах или вдоль затененной стороны горных рек и небольших водопадов. Сенполии жизненно зависимы от древесной растительности, дающей спасительную тень от тропического солнца. Прямой же солнечный свет фиалки могут выдерживать лишь очень незначительное время, хоть для этого природа и подарила им некоторые «суккулентные» приспособления: мясистые опушенные черешки и листья. Как правило, растения несколько подвядают в полдень, восстанавливая тургор в вечерние и ночные часы.

Природные виды сенполий.
 
Природные виды сенполий.

Исторически сложилось, что леса в Танге, как и в других провинциях Танзании, стали подвергаться вырубке. Горькая ирония этого факта состоит в том, что вырубка началась именно во времена правления Тангой первооткрывателя фиалки Вальтера фон Сен Поль Иллера (с конца 19 века провинция была германской колонией). Известно, что экспорт древесины ценных пород с одновременным превращением территории лесов в кофейные плантации начался в Танге в 1904 году, когда там была построена узкоколейная железная дорога, облегчающая траспортировку леса в местный порт. Но кофе росло плохо и перед Первой мировой войной плантации были заброшены. Однако, востановиться лесам было не суждено. Колонизаторы обнаружили среди древесных пород хинное дерево и вырубки возобновились: на войне свирепствовала малярия, и Германия остро нуждалась в сырье для производства хинина. С поражением Германии в Первой мировой колония перешла в руки британцев. Кофе заменили на более подходящий к условиям чай, который со временем дополнили культурами кардамона, корицы и черного перца. Площади плантаций продолжали увеличиваться вплоть до конца 70-х годов 20 столетия, пока экологи всерьез не забили тревогу. Первые подсчеты урона, нанесенного окружающей среде были малоутешительными: только в Амани между 1954 и 1978 гг половина площади тропического леса была уничтожена, причем фрагментировано, что более губительно для природы. Стоит ли говорить, что вместе с вырубкой леса на гибель были обречены его обитатели, в том числе эндемичные (т.е. встречающиеся только там и более нигде в мире) виды растений и животных, которых в Восточных Узамбарах насчитывается колоссальное количество - 25 % от общего числа. По числу эндемиков Восточные Узамбары сравнивают со знаменитыми Галапагосскими островами и признают как одну из двадцати четырех биологически уникальных точек мира (biodiversity hotspots). Виды сенполий также являются эндемичными.

Места произрастания сенполий.
 
Природные виды сенполий.

Нельзя не упомянуть, что ценность генофонда лесов Восточных Узамбар была определена довольно давно: в начале 20 века правительством Германии была предпринята попытка создать в Амани дендрологический заповедник. Однако, его работа была малоэффективной, а площадь за 80 лет существования увеличилась всего на 100 га (с 200 до 300), тогда как за то же самое время было уничтожено более 22000 га естественных насаждений.

Одной из первых официальных кампаний, направленных на сохранение Восточно-Узамбарских лесов стала EUCFP (East Usambara Catchment Forest Project, Проект Восстановления Лесного Бассейна Восточных Узамбар). Она была создана финским правительством в 1990 году. Местом дислокации EUCFP был выбран заповедник в Амани, восстановление которого также входило в задачи организации. Уже в 1995-ом площадь охраняемых EUCFP лесов увеличилась до 30000 гектар. Помимо охраны и восстановления растительных ресурсов, EUCFP взяла на себя задачи по координации научных исследований, благодаря которым были получены важные количественные и качественные сведения по систематике живых организмов и выявлено несколько новых таксономических единиц.

В настоящее время в мире действует порядка двадцати научных, общественных и правительственных организаций, проектов и программ, так или иначе имеющих отношение к охране Восточных Узамбар. В их число входят Eastern Arc Forest Health Project, East Usambara Conservation Area Management Programme (EUCAMP), Udzungwa Mountains Forest Management and Biodiversity Conservation (UMFM), Uluguru Mountains Biodiversity Conservation Project, Tanzania Forest Conservations Group (TFCG), East African Wild Life Society, Kenyan Forest Department, Amani Nature Reserve (ANR), Finnish Forest and Park Service (FPS), и пр. Но, надо заметить, что большинство из них либо рассматривает охрану сенполий поверхностно и вскользь, либо не рассматривает ее вовсе. Оно и понятно: количество уникальных видов живых организмов в Восточных Узамбарах и без фиалок велико. Наконец, хватает проблем и на порядок серьезнее: число населения охраняемых территорий продолжает расти, а уровень образования остается на крайне низком уровне, что вынуждает подрастающие поколения продолжать заниматься хозяйством, близким к натуральному – люди целиком зависят от плантаций, а значит, стремятся расширять их площади. Не менее существенной проблемой остается материальная заинтересованность крупных плантаторов, включая государство. Известно, что чай с Восточно-Узамбарских гор занимает ведущую позицию в экспорте этого продукта Танзанией в целом.

А дикие виды сенполий при этом нуждаются в индивидуальном изучении, причем всестороннем. Чтобы разработать и осуществить максимально эффективную концепцию восстановления численности «дикарей», нужны морфогенетические, номенклатурные (систематические) и экологические сведения о состоянии рода Saintpaulia на сегодняшний день. Затем необходимо запустить масштабный процесс in vitro-наработок растительной продукции сенполий, идентичной природным образцам. И, наконец, осуществить ряд реинтродукционных* экспедиций в Африку, целью которых было бы проведение очаговых (точечных) высадок полученных in vitro растений на научно обоснованных и заранее определенных экологами территориях. Все это требует материальных затрат, способных окупиться только морально, да и то через n-ное количество лет. Здесь самое время вспомнить о немногочисленных экологах-энтузиастах, упомянутых вначале, тех самых, которые нас с вами никак не могут понять...Именно они стремятся привлечь заинтересованную общественность (ассоциации фиалочников и промышленных цветоводов) к реально существующей угрозе уничтожения диких видов сенполий. И именно они взывают к поддержке ту прослойку населения, которая духовно доросла до понимания необходимости беречь дикую природу.

Самой значительной фигурой здесь является Джерард Эртель (Gerard D. Hertel), профессор-энтомолог Честерского университета в Западной Пенсильвании (США). С 1993 года Эртель периодически посещает восток Африки, где выступает в качестве международного эксперта по энтомологии и защите леса. На его счету участие в нескольких вышеперечисленных проектах, в том числе координирование Eastern Arc Forest Health Project в 1999-2000 гг. Кроме своей основной деятельности Д. Эртель - страстный поклонник диких видов узамбарских фиалок. Во время поездки в Узамбары в 2002 году он сделал ряд фотоснимков S. teitensis и, изучив особенности ее ареала, пришел к выводу, что численность вида быстро уменьшается, что может привести к его полному изчезновению. В конце прошлого года Эртель обратился в AVSA с оффициальным письмом, в котором, кроме предложений о взаимопонимании и сотрудничестве привел яркий пример о сохранении пренамбукового дерева. Суть примера заключается в том, что в Бразилии кончаются запасы музыкального дерева Пренамбуко, древесина которого считается лучшей для изготовления скрипичных инструментов. Так вот именно музыканты, а не экологи взяли на себя инициативу и создали организацию по сохранению Пренамбуко (International Pernambuco Conservation Initiative (IPCI)). На протяжении ряда лет Эртель сотрудничает с другими энтузиастами, стремящимися помочь сохранению сенполий. Среди них д-р Джеф Смит (Jeff Smith) из Канады, предложивший современный классификационный обзор рода сенполия; Джоанна Коллемэйнен (Johanna Kolehmainen) из Финляндии, предпринявшая несколько поездок в Танзанию для изучения размножения сенполий в естественной среде; Вэлери Пэнс (Valerie Pence) из США, выращивающая дикие виды in vitro для дальнейшей реинтродукции в природные условия и др. Профессор Эртель и его коллеги убеждены, что только соединение усилий ученых-экологов и коллекционеров сенполий вкупе с теми, кто занимается промышленным фиалководством, сможет исправить положение сенполий в Африке. Получить более значительную информацию о работе природоохранных проектов, программ и организаций, препятствующих уничтожению естественных ареалов восточноафриканских растений и животных можно на сайте http://www.easternarc.org/

*реинтродукция – вторичное переселение растений или животных в их естественные условия обитания.

Автор благодарит проф. Джерарда Эртеля за любезно предоставленные фотографии и ссылки на электронные материалы, использованные для написания статьи.


Книга Дмитрия Михайловича Залесского «Сенполии, их дикорастущие виды и вопросы культуры» - это первое систематическое описание природных видов, опубликованное в нашей стране. Книга вышла в 1983 году в издательстве ЛГУ.

 
"Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман!"
Александр Блок
 
Карта ареала рода Saintpaulia H. Wendl. из книги Дмитрия Михайловича Залесского «Сенполии, их дикорастущие виды и вопросы культуры».